Доклад о состоянии и об охране окружающей среды Пермского края в 2012 году
Часть 5. Региональные особенности и проблемы

Предисловие

Введение

Часть 1. Состояние природных ресурсов

1.1. Минерально-сырьевые ресурсы

1.2. Земельные ресурсы

1.3. Водные ресурсы

1.4. Биологические ресурсы

Часть 2. Качество природной среды

2.1. Атмосферный воздух

2.2. Водные объекты

2.3. Почвы

2.4. Радиационная обстановка

2.5. Климатические особенности 2012 года

Часть 3. Природное наследие

3.1.  Красная книга Российской Федерации  

3.2. Красная книга Пермского края

3.3. Особо охраняемые природные территории

Часть 4. Воздействие основных видов экономической деятельности на окружающую среду

4.1. Воздействие на атмосферный воздух

4.2. Воздействие на водные объекты

4.3. Отходы производства и потребления

4.4. Чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера

Часть 5. Региональные особенности и проблемы

5.1. Экологическое состояние территории Кизеловского угольного бассейна

5.2. Медико-экологические показатели здоровья населения

Часть 6. Государственное регулирование охраны окружающей среды

6.1. Система исполнительных органов государственной власти в сфере охраны окружающей среды и природопользования

6.2. Экономическое регулирование и финансирование природоохранной деятельности

6.3. Государственный экологический надзор

6.4. Государственная экологическая экспертиза

6.5. Обеспечение населения информацией о состоянии окружающей среды

6.6. Организация и развитие системы экологического образования, формирования экологической культуры

Заключение

Приложения

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Приложение 5

Приложение 6

Приложение 7

Приложение 8

Приложение 9

Приложение 10

Перечень организаций, предоставивших информационные материалы для Доклада

 

 

5.2. Медико-экологические показатели здоровья населения

Зайцева Н.В., Май И.В., Клейн С.В., Землянова М.А., Долгих О.В., Устинова О.Ю., Уланова Т.С.
(по материалам государственной статистики и исследований ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения»)


Демографические показатели
Всемирная организация здравоохранения относит к индикаторным в отношении качества среды обитания такие показатели состояния здоровья населения, как ожидаемая продолжительность предстоящей жизни, смертность, младенческая смертность, доля детей с массой тела при рождении меньше 2 500 г, показатели физического развития детей, заболеваемость, в том числе частота врожденных пороков развития, бронхиальная астма у детей, онкологическая заболеваемость и т.п.
Уровень и динамика данных показателей может быть использована для оценки ситуации в регионе или на территории, для анализа результативности природоохранной деятельности, для грамотного и эффективного планирования системы действий по улучшению качества жизни населения и т.п.
С 2005 г. в Пермском крае отмечается снижение показателя смертности и рост показателя рождаемости, что связано с реализацией мероприятий федеральных и краевых целевых программ на фоне значительных объемов финансовых ресурсов, вкладываемых в соответствующие отрасли здравоохранения (табл. 5.1.1).

таб 1

В 2012 г. общий коэффициент смертности снизился на 0,5 ‰ по сравнению с предыдущим годом (табл. 5.1.1). При этом уровень смертности населения в целом по краю (2012 г. – 14,2 ‰) остается выше среднероссийского (2012 г. – 13,3 ‰) показателя.
Структура смертности всего населения в 2012 г. значительно не изменилась, лидирующие позиции занимали болезни системы кровообращения (55,9 %), новообразования (14,2 %), несчастные случаи, травмы и отравления (12,8 %). В сравнении с 2011 г. отмечен рост смертности от новообразований (на 1,0 %), инфекционных и паразитарных болезней (на 2,4 %), снижение показателей смертности в классе болезней системы кровообращения (на 4,4 %), болезней органов дыхания (на 16,1 %), болезней органов пищеварения (на 0,7 %), несчастных случаев, отравлений и травм (на 5,0 %). Из общего числа умерших от инфекционных и паразитарных болезней почти 60,0 % приходится на туберкулез. Несмотря на снижение смертности от неестественных причин, ее уровень в крае остается довольно высоким. За 2012 г. от внешних причин в Прикамье погибло 4 775 человек. Так, за 2012 г. в крае добровольно ушло из жизни 978 человек, что на 4,7 % превысило уровень прошлого года, число погибших от всех видов транспортных несчастных случаев выросло на 4,9 % и составило 669 человек, жертвами убийц стали 552 человека (снижение на 16,6 %), от случайных отравлений алкоголем потери составили 533 человека, что на 9,5 % меньше, чем в 2011 г. Кроме того, от несчастных случаев, вызванных воздействием дыма и огня, погибло 359 человек (снижение на 17,1 %), от воздействия чрезмерно низкой природной температуры – 318 человек, от повреждений с неопределенными намерениями – 307 человек, от случайных утоплений – 274 человека (рост на 16,1 %), от прочих случайных отравлений – 247 (из них 116 человек – от отравлений наркотиками и галлюциногенами), от случайных падений – 244 человека и от удушений – 98 человек. В структуре смертности от неестественных причин наибольший удельный вес приходится на самоубийства, транспортные несчастные случаи, убийства и случайные отравления алкоголем.
Коэффициенты смертности по большинству классов болезней превышают средний уровень по Российской Федерации. Снижение числа умерших зафиксировано на 34 территориях края. Существенное сокращение смертности (на 19,2-23,4 %) наблюдалось в Верещагинском, Ильинском, Соликамском и Кочевском районах. В краевом центре отмечался незначительный рост числа умерших, который составил 0,1 %. При этом на 13 территориях края число умерших превысило уровень 2011 г. Наиболее заметно (на 10,2 %) смертность выросла в Большесосновском районе.
В 2012 г. показатель младенческой смертности вырос на 14,9 % в сравнении с 2011 г. и составил 8,5 на 1 000 родившихся, оставаясь при этом ниже среднего показателя по РФ (8,7 ‰). Рост данного показателя за последний год обусловлен изменением критериев живорождения в соответствии с приказом Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи», согласно которому в разработку включаются все случаи живорождения с массой тела новорожденного 500 г и более при сроке беременности 22 недели и более. Так, из общего числа младенцев, умерших в возрасте до года, 60,0 % составили дети первого месяца жизни. В целом за последние 10 лет показатель младенческой смертности имеет благоприятную динамику – темп убыли составил 38,8 %. В структуре причин младенческой смертности преобладали отдельные состояния, возникающие в перинатальный период, – 53,4 % и врожденные аномалии – 28,0 %.
В результате реализации комплекса государственных мер в области демографической политики за последние десять лет (2003–2012 гг.) коэффициент рождаемости в Пермском крае вырос на 31,0 % и составил в 2011 г. 14,8 на 1 000 населения. Рост числа родившихся отмечался в большинстве территорий Пермского края. Значительное увеличение этого показателя произошло в Красновишерском районе (на 28,6 %), также заметно выросло число родившихся в Березовском, Верещагинском, Ильинском, Кизеловском, Пермском, Сивинском, Соликамском и Чердынском районах (на 10,4–19,6 %). В столице Прикамья рождаемость увеличилась на 9,2 %. В то же время в 19 муниципальных образованиях края отмечено уменьшение числа родившихся, наиболее заметное в Косинском (на 17,6 %), Кишертском (на 12,5 %) и Оханском (на 11,8 %) районах.
Динамика рождаемости скомпенсировала в 2012 г. уровни общей смертности населения края, в результате показатель естественного прироста составил 0,6 на 1 000 населения (за последние 20 лет это первый случай регистрации естественного прироста населения). В результате сложившейся демографической ситуации в Прикамье по итогам года зафиксирован достаточно ощутимый для нашего региона естественный прирост населения – 1 570 человек. Причем превышение рождаемости над смертностью наблюдалось в двадцати шести муниципальных образованиях края. Одновременно в Гремячинском, Губахинском и Кизеловском муниципальных районах сохранился перевес числа умерших над числом родившихся (в 1,6–1,8 раза).
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, являясь функцией смертности, в Пермском крае за период 2007–2011 гг. выросла на 3,08 года и составила в 2011 г. 67,8 года для всего населения. В динамике за последние 5 лет данный показатель не превышал среднероссийских показателей (2007–2011 гг. – 67,6–69,8). Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин в 2011 г. составила 61 и 74 года соответственно. В 2012 г. прогнозные значения ожидаемой продолжительности жизни при рождении составили 62 года для мужчин, 74 года для женщин и 68 лет для всего населения. Несмотря на общие положительные тенденции снижения смертности населения, в крае сохраняется высокий разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин, ежегодно превышающий 12–13 лет.
Заболеваемость населения Пермского края по индикаторным в отношении среды обитания показателям.
Динамика общей заболеваемости всего населения за последнее 10-летие нестабильна. В целом с 2003 г. в Пермском крае наблюдается рост общей заболеваемости населения во всех основных возрастных группах (темп прироста у детей – 31,1 %, у подростков – 44,3 %, у взрослых – 25,5 %).
С 2007 г. в крае отмечается незначительная тенденция к снижению показателей впервые выявленной общей заболеваемости взрослого населения, вместе с тем на протяжении последних пяти лет уровень заболеваемости взрослого населения превышает среднероссийские показатели на 14-18 %. В 2012 г. структура впервые выявленной заболеваемости взрослого населения не претерпела значительных изменений и характеризовалась преобладанием заболеваний органов дыхания (27,6 %), травм и отравлений (18,1 %), заболеваний мочеполовой системы (10,2 %), кожи и подкожной клетчатки (6,8 %) и болезней костно-мышечной системы (4,7 %).
Ведущее место в структуре первичной заболеваемости взрослого населения продолжают занимать болезни органов дыхания (2012 г. – 27,6 %, или 174,7 ‰), уровень которых за последние 5 лет превышает средний уровень по РФ (в 2011 г. по РФ – 162,4 ‰). В 2012 г. в структуре заболеваний органов дыхания отмечен незначительный рост уровня впервые выявленной заболеваемости пневмонией (2011 г. – 4,96 ‰, 2012 г. – 5,42 ‰) и хроническими бронхитами (2011 г. – 1,31 ‰, 2012 г. – 1,41 ‰).

Первичная заболеваемость детей в динамике за последние 10 лет продолжает расти (темп прироста с 2003 г. составил 33,5 %). В структуре первичной заболеваемости приоритетные позиции занимают болезни органов дыхания (в 2012 г. – 60,6 %), травмы и отравления (5,3 %), инфекционные и паразитарные заболевания (5,2 %), болезни органов пищеварения (4,9 %), болезни кожи и подкожной клетчатки (4,8 %). В приоритетообразующем классе первичной заболеваемости детского населения – болезни органов дыхания – нозологическая группа «бронхиальная астма» и астматический статус занимали в 2011 (1,89 ‰) и 2012 (1,92 ‰) гг. четвертое и пятое места соответственно и в динамике имели нестабильное течение. На промышленно развитых территориях заболеваемость детей бронхиальной астмой выросла в 1,3–2,5 раза, и прогнозируется дальнейший ежегодный рост на 2–4 %.
Углубленные клинико-функциональные исследования показали, что истинная распространенность хронических воспалительных заболеваний органов дыхания у детей, проживающих в условиях загрязнения среды обитания выбросами предприятий химического, нефтехимического, металлургического и электротехнического профиля, в 3,2–4,3 раза выше официальных статистических данных.
Врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения с диагнозом, установленным впервые в жизни (в 2012 г. – 65,0 ‰), в динамике за последние 10 лет имеют нестабильные тенденции, но в целом продолжают расти (темп прироста с 2003 г. составил 176,0 %), в сравнении с 2011 г. темп прироста в данном классе составил 9,1 % (рис. 5.1.1).

рис 1

Наибольший вклад в структуру данной нозологической группы вносят врожденные аномалии системы кровообращения (в 2012 г. – 26,6 %). Заболеваемость детей болезнями эндокринной системы, расстройствами питания и обмена веществ (с диагнозом, установленным впервые в жизни) с 2003 г. также имеет нестабильное течение, в целом за последние 10 лет отмечен рост более чем в 1,2 раза (темп прироста – 21,3 %) (рис. 5.1.2), на территориях санитарно-гигиенического неблагополучия – в 2,1–2,9 раза.

рис 3

С 2007 г. отмечается некоторое снижение уровня заболеваемости в данном классе с незначительным ростом за последний год: темп прироста с 2007 г. составил 14,6 %, с 2011 г. – 4,9 %. Болезни щитовидной железы занимают второе место в структуре общей и первичной заболеваемости эндокринной системы – 10,4 ‰ и 6,9 ‰ соответственно. Детская первичная заболеваемость болезнями крови, кроветворных органов и отдельными нарушениями, вовлекающими иммунный механизм, с 2003 г. выросла почти в 1,3 раза (рис. 5.1.3).

рис 2

С 2009 г. отмечается некоторая тенденция к снижению уровня заболеваемости в данном классе с незначительным ростом за последний год – темп прироста с 2009 г. составил 13,3 %, с 2011 г. – 0,6 %. В среднем по основным классам болезней уровень заболеваемости детей промышленно развитых территорий в 1,8–4,1 раза превышает данный показатель на территориях относительного санитарно-гигиенического благополучия и характеризуется ранним возникновением болезней, их тенденцией к рецидивирующему течению, хронизации и устойчивостью к традиционной терапии. Кроме того, следует подчеркнуть, что для этих детей характерно одновременное наличие 4–6 сопутствующих заболеваний, тогда как у детей, проживающих на территории санитарно-гигиенического благополучия, этот показатель в 1,8–2,1 раза меньше.
На протяжении последних лет в Пермском крае сохраняются неблагоприятные тенденции роста уровня онкологической патологии. В динамике за 2009–2012 гг. темп прироста первичной заболеваемости составил 16,6 %, при этом уровень впервые выявленной заболеваемости онкологическими заболеваниями (2012 г. – 350,5 на 100 тыс. населения, 2011 г. – 323,0 на 100 тыс. населения) не превышает соответствующих показателей по Российской Федерации (2011 г. – 365,4 на 100 тыс. человек) и Приволжскому федеральному округу (2011 г. – 371,9 на 100 тыс. человек). Динамика показателей первичной заболеваемости злокачественными новообразованиями в целом по РФ и ПФО также свидетельствует о неблагоприятной тенденции к росту. Уровень первичной заболеваемости злокачественными новообразованиями детского населения в 2011 г. составил 19,9 на 100 тыс. детского населения.
Показатели физического развития и соматического состояния детей
Результаты углубленного клинико-функционального обследования 246 детей Орджоникидзевского района г. Перми, проживающих в условиях хронического аэрогенного воздействия повышенных концентраций химических веществ техногенного происхождения (фенол, крезолы), показали, что у всех детей в качестве приоритетной патологии регистрировались заболевания органов пищеварения, в структуре которых доминировали поражения кишечника (55,9 % детей) и дисфункциональные нарушения гепато-билиарной зоны (37,5 %). У 75,7 % выявлялась патология нервной системы с преобладанием в ее структуре вегето-сосудистых дистоний и неврозоподобного синдрома. В целом регистрация заболеваний органов пищеварения и нервной системы у детей Орджоникидзевского района в 1,4–2,3 раза превышает аналогичные показатели детского населения территорий санитарно-гигиенического благополучия. Заболевания органов дыхания в виде хронических воспалительных заболеваний носоглотки (68,4 %) и заболеваний с аллергокомпонентом (46,7 %) встречаются у обследованных детей в 2,7–3,2 раза чаще, чем в группе сравнения (21,7–17,6 % соответственно). Одновременно в 1,7 раза чаще регистрируются малые аномалии развития сердца (61,2 и 36,8 %) и в 5 раз – врожденные пороки сердца (9,2 и 1,8 % соответственно). У каждого третьего обследованного ребенка Орджоникидзевского района г. Перми выявлены клинико-лабораторные признаки персистирующего транзиторного иммунодефицита (27,6 %, в группе сравнения – 14,0 %), а патология опорно-двигательного аппарата (нарушения осанки, плоскостопие, плоско-вальгусная установка стоп) встречается в 2 раза чаще (67,1 % против 33,3 %). Следует подчеркнуть, что для детей Орджоникидзевского района характерным является сочетание 5–7 сопутствующих заболеваний, в то время как в группе сравнения число сопутствующих болезней в 2,5–4 раза меньше.
На основании обобщенных данных установлено, что менее 1 % обследованных детей Орджоникидзевского района имели первую группу здоровья, в то время как у детей, проживающих на территориях санитарно-гигиенического благополучия, численность данной группы была в 7 раз больше (7,0 %). Количество детей, имеющих вторую группу здоровья, характеризующуюся функциональными расстройствами органов и систем или хроническими «монозаболеваниями» с редкими эпизодами обострений, составляло у детей Орджоникидзевского района 63,8 % (против 77,2 % в группе сравнения), а детей с третьей группой (хроническая комбинированная или сочетанная системная патология с рецидивирующим характером течения) было в 2 раза больше (32,1 % против 15,8 %). Четвертая группа (тяжелые хронические заболевания с инвалидизирующими вариантами течения) была в ходе исследования выявлена только у детей, проживающих на территории Орджоникидзевского района (3,4 %).
При исследовании функционального состояния верхних дыхательных путей методом риноманометрии у 2/3 детей выявлены нарушения проходимости носовых проходов различной степени выраженности, в 93,5 % случаев процесс носил двусторонний характер. В ходе проведения спирографии было установлено, что нарушения внешнего дыхания по рестриктивному типу у детей Орджоникидзевского района встречается в 1,3 раза чаще, чем у детей, проживающих в условиях относительного санитарно-гигиенического благополучия среды обитания.
При проведении функциональных методов исследования (кардиоинтервалография) было установлено, что стрессовая нагрузка у 43,5 % детей Орджоникидзевского района сопровождается формированием энергетически невыгодного для организма (гиперсимпатикотонического) механизма вегетативной регуляции, который обеспечивается за счет чрезмерного перенапряжения гуморально-метаболического звена, что свидетельствует о низком резерве адаптационных возможностей у этих детей. У 13 % детей в ответ на стресс-нагрузку развивается асимпатикотонический тип реактивности вегетативной нервной системы, что свидетельствует об одновременном истощении у каждого десятого ребенка симпатического и гуморально-метаболи-ческого звеньев вегетативной регуляции и отсутствии адекватной адаптационно-компенсаторной реакции организма на изменение условий внешней и внутренней среды.
В ходе электрокардиографического обследования было установлено, что вариант ЭКГ, соответствующий физиологической норме, имел место только у 51 % обследованных детей Орджоникидзевского р-на, в отличие от 71 % детей территории сравнения, при этом доминирующим вариантом патологии были нарушения процессов проводимости.
В ходе ультразвукового исследования органов брюшной полости у обследованных детей Орджоникидзевского района реактивные изменения поджелудочной железы, увеличение линейных размеров печени, а также аэроколия и реактивная лимфаденопатия мезентериальных лимфоузлов выявлялись в 1,5 раза чаще, чем в группе сравнения.
В ходе проведения транскраниальной доплерографии нарушения мозгового кровотока, связанные с повышением резистентности сосудистой стенки, встречались у обследованных детей Орджоникидзевского района г. Перми в 1,2–1,4 раза чаще, чем в группе сравнения.
Таким образом, для детей Орджоникидзевского района г. Перми характерно:
– нарушение гомеостаза адаптационно-компенсаторных реакций со стороны нервной, вегетативной, сердечно-сосудистой и дыхательной систем;
– повышенный уровень заболеваемости болезнями желудочно-кишечного тракта, нервной системы, органов дыхания, иммунной системы;
– нарушение функционального состояния верхних дыхательных путей;
– развитие рестриктивных процессов на уровне средних и нижних отделов бронхиального дерева;
– нарушение процессов проводимости в миокарде;
– повышение резистентности сосудистой стенки мозговых артерий.
При комплексном клинико-функциональном обследовании 233 детей Пермского района, проживающих в условиях хронического аэрогенного воздействия повышенных концентраций ароматических углеводородов, было установлено, что наиболее распространенными видами патологии соматического здоровья являлись заболевания желудочно-кишечного тракта, нервной системы и органов дыхания.
Заболевания желудочно-кишечного тракта в виде функциональных расстройств имели 2/3 детей, при этом в структуре патологии пищеварительного тракта доминировали поражения гепатобилиарной сферы (30,9 %) и функциональная диспепсия (32,6 %), показатели распространенности которых в 1,6–2,3 раза превышают аналогичные на территориях санитарно-гигиенического благополучия. Среди заболеваний нервной системы для детей Пермского района наиболее характерны астено-невротический синдром и синдром вегетативных дисфункций, частота которых в 1,7–2,8 раза выше показателя благополучных по санитарно-гигиеническим критериям территорий. Одновременно у обследованных детей частота патологии органов дыхания аллергической природы на 10–15 % выше, чем на территориях сравнения. В то же время заболевания иммунной системы, представленные в основном транзиторными иммунодефицитными состояниями, встречаются в 3 раза чаще (21,5 % против 7,3 %). Следует отметить, что детей с дефицитом массы тела и нарушением осанки также на 10–12 % больше, чем в группе сравнения.
В целом для большинства обследованных детей Пермского района характерен сочетанный тип патологии: функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта и нервной системы, у каждого второго – функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта, нервной системы и заболевания органов дыхания (при этом с аллергокомпонентом – у каждого третьего ребенка), а у каждого пятого – в сочетании функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта, нервной системы и заболевания органов дыхания с патологией иммунной системы.
В ходе углубленной оценки показателей спирографии было установлено, что у половины обследованных детей (44 %) нарушения внешнего дыхания носили рестриктивный характер, у 60 % – обструктивный, а у 30 % патологический процесс носил смешанный характер. В целом нарушения функции внешнего дыхания встречалось у детей Пермского района в 2 раза чаще, чем у детей территорий сравнения.
У каждого второго обследованного ребенка выявлены нарушения функции автоматизма синусового узла (50,4 % против 32 % группы сравнения) в виде синусовой брадиаритмии (18,9 %), синусовой брадикардии (10,1 %), синусовой аритмии (7,9 %); миграция суправентрикулярного водителя ритма регистрировалась в 2 раза чаще, чем у детей, проживающих на территории санитарно-гигиенического благополучия.
При сравнительной оценке данных ультразвукового исследования органов брюшной полости у половины обследованных детей Пермского района выявлены увеличения линейных размеров печени, у каждого второго отмечались реактивные изменения поджелудочной железы с увеличением ее линейных размеров, у каждого четвертого – фиксированный или лабильный перегиб желчного пузыря, что в 1,4–2,6 раза выше показателей группы сравнения.
Комплексная оценка состояния здоровья детей Пермского района показала, что только 42,5% из них имеют первую и вторую группы здоровья (здоровые и относительно здоровые), что в 1,5 раза ниже показателя детей, проживающих в относительно благоприятных условиях. Одновременно каждый третий ребенок Пермского района имеет третью группу здоровья с комбинацией нескольких патологических процессов, характеризующихся рецидивирующим течением, в то время как в сравниваемой группе таких детей было в 2 раза меньше.
Таким образом, для детей Пермского района характерны:
– повышенный уровень заболеваемости болезнями желудочно-кишечного тракта, нервной системы и органов дыхания;
– сочетанный характер хронической соматической патологии;
– нарушения функционального состояния среднего и нижнего отделов бронхиального дерева по обструктивному или рестриктивному типу, в 30 % случаев протекающие по смешанному варианту;
– развитие у каждого второго ребенка нарушений процессов возбудимости и проводимости в миокарде, идиопатических реактивных гепатопанкреатитов;
– низкий уровень соматического здоровья у более половины обследованных детей (третья, четвертая группы).
У детей г. Чусового, проживающих в условиях хронического аэрогенного воздействия повышенных концентраций соединений ванадия, марганца, кремния, пыли неорганической с содержанием SiO2, зарегистрирована большая распространенность (в 4,0 раза) болезней органов дыхания (преимущественно лимфо-пролиферативных поражений носоглотки, болезней органов дыхания аллергического генеза), болезней нервной системы (в 4,5 раза) относительно показателей распространенности данных заболеваний у детей, проживающих в условиях санитарно-эпидемиологического благополучия.
Высокая распространенность болезней дыхательной и нервной систем коррелирует с данными функциональных методов исследования. Для детей, проживающих в зоне влияния ОАО «Чусовской металлургический завод», характерна более высокая степень тяжести нарушения носового дыхания (величина суммарного обструктивного показателя ниже данных сравниваемой группы в 1,7 раза, показатель суммарного сопротивления выше в 1,3 раза), рестриктивных нарушений (в 1,63 раза чаще), особенно умеренных и среднетяжелых (у 7 % экспонированных детей при отсутствии аналогичных нарушений в неэкспонированной группе).
Исходная ваготония, выявляемая у обследуемых детей, свидетельствует об истощении адаптационно-компенсаторных механизмов. Наличие асимпатикотонической реактивности более чем у 1/3 детей указывает на срыв адаптационных механизмов. Показатели напряжения и срыва адаптационно-компенсаторных процессов находятся в причинно-следственной связи с уровнем содержания в крови марганца.
Таким образом, для детей г. Чусового характерны:
– высокая распространенность болезней органов дыхания (преимущественно лимфо-пролиферативных поражений носоглотки, болезней органов дыхания аллергического генеза) и болезней нервной системы;
– развитие нарушений носового дыхания по обструктивному типу;
– развитие рестриктивных нарушений бронхиальной проходимости;
– нарушение гомеостаза адаптационно-компенсаторных реакций со стороны вегетативной, нервной и сердечно-сосудистой систем с преобладанием процессов истощения у каждого третьего ребенка.
Показатели нарушения регуляции обменных и синтетических процессов
В 2012 г. определение химических соединений в биологических средах детей (всего 28 компонентов) выполнялось на 22 административных территориях Пермского края.
В результате оценки содержания в биосредах органических загрязняющих веществ установлены повышенные, по сравнению с фоновыми уровнями, концентрации формальдегида (регистрируется превышение фона в 3,8–6,5 раза), ацетальдегида (в 1,4–1,8 раза), метанола (до 1,9 раза), фенола (до 3 раз). В крови детей определяются бензол, этилбензол, толуол, п,м-ксилол, крезол, стирол при отсутствии их в норме.
Наиболее высокие концентрации формальдегида в крови зарегистрированы у детей, постоянно проживающих в Губахе, Березниках, Лысьве, Перми (Орджоникидзевском, Индустриальном районах); метилового спирта – для детей Губахи, Перми (Индустриальный район); бензола, стирола – Губахи, Пермского района; фенола – Губахи, Перми (Орджоникидзевский, Индустриальный район), Пермского района.
Ароматические углеводороды (бензол, толуол и этилбензол) отмечены у детей практически всех обследованных территорий края: в гг. Краснокамске (98,9 % случаев от числа обследованных детей), Кизеле (87,5 % детей), Александровске (92 % детей), Перми (79 % детей), Соликамске (96 % детей), Березниках (75 % детей), Бардымском (86 % детей), Октябрьском (71,6 % детей) и Пермском (95 % детей) районах.
Хлорорганические соединения (хлороформ, тетрахлорметан, 1,2-дихлорэтан, дибромхлорметан) регистрируются в биосредах детей г. Краснокамске (до 98 % случаев от общего числа обследованных детей). Стирол зарегистрирован в крови 33 % детей г. Перми от общего числа обследованных (Индустриальный район), м,п-крезол – в крови 45 % детей г. Краснокамска.
В 2012 г. в крови детей Пермского края зарегистрировано достоверно повышенное содержание металлов: марганца (превышение референтного уровня до 2,5 раза), ванадия (до 7 раз), хрома (до 1,4 раза), свинца (до 1,5 раза), никеля (до 7,5 раза). Причем максимальная концентрация марганца регистрировалась в биосредах детей в Чусовом, Кизеле, Александровске, Березниках, Перми, Пермском районе; ванадия, никеля – в Чусовом, хрома – в Березниках, Лысьве, Чусовом, Перми (Индустриальный район); свинца – в Чусовом, Лысьве, Перми (Индустриальный район) и Пермском районе.
В 2012 г. наиболее высокая распространенность повышенных концентраций металлов в биосредах отмечалась на следующих территориях: марганца – гг. Губаха (у 36,0 % детей в крови и 67,8 % детей в моче), Чусовой (у 68,0 % детей в крови и у 7,0 % детей в моче), Кизел (у 75 % от числа обследованных в моче); ванадия – г. Чусовой (у 65 % детей в крови и у 55 % в моче), хрома – гг. Александровск (у 55 % детей в крови и у 48 % в моче), Пермь (Свердловский район) (у 67 % детей в крови), Соликамский район (у 68 % детей в крови и у 100 % детей в моче); свинца – гг. Кизел (у 79 % детей в моче), Губаха (у 68 % детей в моче).
Специальные диагностические исследования состояния здоровья детей позволили выявить изменения биохимических, иммунологических гематологических показателей, отражающих реализацию токсического действия химических компонентов, содержащихся в организме. В результате выполненных углубленных исследований установлены зависимости нарушений диагностических показателей, характеризующих:
– дисбаланс окислительных и антиоксидантных процессов у 48–81 % детей (в виде активации перекисного окисления липидов и преимущественного истощения антиоксиданой защиты) при содержании в крови ароматических углеводородов (бензола, фенола, м,п-крезола, стирола) на уровне 0,001–0,0033 мг/куб. дм, хлорорганических соединений (хлороформа, тетрахлорметана, 1,2-дихлорэтана, дибромхлорметана) на уровне 0,0004–0,06 мг/куб. дм;
– нарушение ферментативной и синтетической функций печени, снижение качества синтеза форменных элементов крови при идентификации в крови бензола на уровне до 0,001 мг/куб. дм, толуола – до 0,0002 мг/куб. дм; металлов (свинца, марганца) – в концентрациях, до 5 раз превышающих референтные уровни;
– развитие воспалительных реакций со стороны слизистых оболочек ЛОР-органов, инициируемых повышенным уровнем содержания в крови ванадия, хрома (кратность превышения фоновых и референтных уровней до 5–7 раз);
– наличие ранних изменений сосудов, являющихся предиктором сердечно-сосудистых заболеваний, при концентрации в крови марганца, формальдегида, бензола, превышающей референтный уровень в 2,5–7,5 раза.
– нарушение баланса нейроэндокринной регуляции при идентификации бензола, стирола, м,п-крезола в крови на уровне 0,0002–0,007 мг/куб. дм;
– развитие полиморфных изменений хромосом, обуславливающих риск формирования врожденных пороков развития у детей, рожденных от родителей с повышенным уровнем в крови химических мутагенов – формальдегида, никеля, хрома, марганца, превышающем фоновый и референтный уровень в 2–5,5 раза;
– формирование специфической аллергизации организма при повышенном содержании в крови токсикантов-аллергенов (формальдегида, марганца, хрома), превышающем фоновый и референтный уровень до 1,5–3,6 раза;
– снижение кластеров дифференцировки CD4, CD16, CD56 при превышении фонового и референтного уровня содержания фенолов в крови до 9,5 раза;
– повышение кластеров дифференцировки CD19,20, CD25, CD95, CD127 при идентификации фенола, м,п-крезола в крови на уровне 0,0002–0,01 мг/куб. дм;
– дефицит транскрипционного фактора р53 в условиях повышенного уровня содержания в крови ванадия (кратность превышения фоновых и референтных уровней до 3–5 раз);
– гиперпродукцию медиаторов аллергии лейкотриенов LTC4/D4/E4 при повышенном содержании в крови токсикантов-аллергенов (содержание формальдегида превышало фоновый уровень до 4,6 раза);
– гиперпродукцию специфических иммуноглобулинов G к бензолу, фенолу и ванадию в условиях внешнесредовой факторной экспозиции в 1,3–2,7 раза по сравнению с нормой и контролем;
– преимущественное замедление жизненного цикла клеток на стадии апоптоза (угнетение экспрессии лимфоцитов в аннексиновом тесте) при превышении фоновых и референтных концентраций хлорорганических соединений (хлороформа, тетрахлорметана, 1,2-дихлорэтана, дибромхлорметана);
– цитокиновый дисбаланс (дисбаланс ИЛ4, ИЛ6, ИЛ10↑, ИФН-гамма, ФНО‑альфа↓) с повышенным уровнем в крови ванадия и марганца, превышающим фоновый и референтный уровень до 2,6 раза;
– измененная иммуногенетика, сопряженная с распространенностью минорных аллелей генов детоксикации, опухолевых и патогенетических генов в условиях избыточной внешнесредовой экспозиции марганцем, бенз(а)пиреном, формальдегидом, метанолом.
В большей степени отклонения лабораторных диагностических показателей от физиологической нормы были зарегистрированы у детей промышленно развитых территорий – гг. Чусового, Губахи, Краснокамска, Березников, Перми (Индустриальный, Орджоникидзевский, Свердловский районы), Пермского и Соликамского районов. В результате исследований доказано, что развитие у детей экологически неблагополучных территорий Пермского края болезней органов дыхания, кожи аллергической природы, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой и вегетативной нервной систем, хромосомных нарушений и врожденных пороков развития имеет экологическую обусловленность патологического процесса на 15–17 %.
Доказательная база негативного влияния среды обитания на здоровье населения и меры, принимаемые для снижения заболеваемости, достоверно связанной с качеством среды обитания
Население городов края, в том числе детское, продолжает проживать в условиях повышенного риска негативного воздействия факторов окружающей среды на здоровье.
Благодаря углубленным исследованиям, много лет выполняемыми на базе Федерального государственного учреждения науки «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью», полностью отработаны алгоритм и методы формирования доказательной базы вреда здоровью при воздействии негативных факторов среды обитания.
Ежегодно оценка риска негативного воздействия химических факторов окружающей среды на состояние здоровья детского населения проводилась специалистами ФБУН «Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» с учетом результатов биологического мониторинга загрязняющих веществ в организме.
С целью снижения уровня и профилактики развития экологически обусловленных нарушений здоровья в течение 2012 г. продолжена работа по реализации системы оказания специализированной лечебно-диагностической помощи населению техногенно загрязненных территорий Пермского края для снижения заболеваемости и социальных потерь, связанных с развитием и прогрессированием экологически зависимой патологии.
За прошедший период специализированная медицинская помощь в различной форме оказана более 18 тыс. детей территорий Пермского края, характеризующихся наличием антропогенных рисков и наиболее острыми проблемами в части распространенности экологически обусловленных заболеваний:
–    на базе стационара (педиатрического отделения) клиники ФБУН «ФНЦ медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения» выполнено углубленное диагностическое обследование и лечение 1 450 детей с хроническими экологически обусловленными заболеваниями органов дыхания, кожи, желудочно-кишечного тракта, вегетативной и центральной нервной систем в стадии выраженных клинических и лабораторных проявлений заболевания. Дети поступили из 48 городов и районов Пермского края, характеризующихся различной степенью опасных экологических воздействий на здоровье населения и природные комплексы (гг. Александровск, Березники, Губаха, Краснокамск, Кизел, Лысьва, Соликамск, Пермь, Чайковский, Чусовой; районы Бардымский, Горнозаводский, Ильинский, Кунгурский, Октябрьский, Пермский, Сивинский, Соликамский, Чернушинский и др.);
– на базе детских организованных коллективов территорий выполнено амбулаторное лечение и оздоровление 166 детей, имеющих риск формирования экологически обусловленных нарушений состояния здоровья с привлечением педиатрической амбулаторно-поликлинической службы 2 территорий (г. Пермь, Пермский район).
Всего за 2012 г. выполнено 4 186 целевых осмотров детей с проведением 92 250 диагностических исследований, в том числе химико-аналитических – 31 460, клинико-лабораторных – 38 700, функциональных – 22 090. Результаты клинико-лабораторных и функциональных диагностических исследований регулярно вносятся в интегрированную персонифицированную базу данных Центра, поддерживаемую программно-аппаратным комплексом, что позволяет в оперативном режиме получать текущую информацию о содержании вредных веществ в организме и связанных с ним нарушениях состояния здоровья детей, необходимую для повышения эффективности планирования природоохранных мероприятий на экологически неблагополучных территориях Пермского края в рамках практической деятельности управления по охране окружающей среды Министерства природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края.
Исследования, выполненные в 2012 г., позволили установить и оценить факторы риска отклонений лабораторных (биохимических, иммунных и цитогенетических) показателей, характеризующих развитие негативных эффектов в органах и системах, ассоциированных с повышенным уровнем содержания в крови исследуемых химических соединений. Этот выделенный комплекс лабораторных показателей, являющихся маркерами ответа, позволил обосновать критерии доказательности на индивидуальном уровне наличия нарушений здоровья, развившихся вследствие экспозиции внешнесредовых факторов риска. Установлено, что население Пермского края, проживающее в зоне влияния промышленных узлов, размещения предприятий химического, нефтехимического, энергетического, электротехнического, автотранспортного, металлургического и др. профилей промышленности, обуславливающих загрязнение атмосферного воздуха фенолом, крезолом, формальдегидом, ароматическими углеводородами, тяжелыми металлами, в 2,2–4,3 раза чаще страдает болезнями ЦНС, органов дыхания, печени, почек, сердечно-сосудистой системы, системы крови, иммунной системы по сравнению с населением, проживающим в сельских территориях.
Доказано, что основными факторами загрязнения объектов окружающей среды, формирующими неприемлемый риск здоровью на промышленных территориях с размещением объектов нефтехимического, электротехнического и металлургического профиля, являются фенол, крезол, формальдегид, бензол, марганец, ванадий.

Выполненная оценка внешнесредовой экспозиции и вклада отдельных факторов окружающей            среды в развитие нарушений здоровья экспонируемого населения позволила сформулировать практические рекомендации, направленные на модернизацию производства на основных источниках выбросов в атмосферный воздух, что может свидетельствовать о перспективном улучшении качества атмосферного воздуха. Доказательство связи нарушений состояния здоровья населения, в том числе детского, с неблагоприятным воздействием комплекса загрязнений среды обитания на экспонируемое население имеет практическое значение для принятия адекватных управленческих решений и выделения приоритетов при разработке и финансировании перспективных природоохранных региональных программ, направленных на оптимизацию среды обитания и здоровье населения, а также программ по оказанию специализированной лечебно-профилактической помощи детскому населению как компенсации ущерба здоровью, нанесенного загрязнением окружающей среды.